Korchy (korchy) wrote,
Korchy
korchy

Пересекая черту 1.1


Взмах головы, легкое фырканье, струи теплого дыханья, добравшиеся до лица, фантасмагория окрасов шкур, частички сажи, оседающие на глаза – волшебные существа проплывали мимо подобно величавым кораблям, разрезающим морскую гладь острием форштевня. Никакая сила не смогла бы сейчас оторвать Экста, вглядывающегося в неровную щель, словно в магический видящий шар мага, от забора. Знамена властелинов сменялись одно другим, оборачивая круг арены радугой разноцветья. Восторженный рокот толпы гремел с неумолимой силой океанского прибоя.
Несколько часов показа слились для Экста в один нескончаемый миг. И лишь когда последний морн миновал подтрибунную площадку, Экст смог наконец растереть ладонью слезящиеся от долгого напряжения глаза.
Демонстрация окончилась, и Экст уже принялся озираться в поисках отца - тот никогда не лез вперед, довольствуясь узкой скамейкой обычно где-нибудь на самом верху трибуны поближе к выходу, как его внимание привлекли громкие голоса за забором. Вновь приникнув к щели, весь следующий день Экст привычно щеголял широкой красной полосой над глазами, с такой силой он вжимался в плохо оструганные доски, Экст ничего разглядеть не сумел. Но голоса гудели прямо за стенкой, повышаясь, спадая и вновь срываясь чуть ли не до степени крика.
Обдирая коленки и ладони, не обращая внимания на впивающиеся тут и там занозы, Экст, вытянувшись на цыпочках, уцепился за верхний край и, колотя по доскам ногами, сумел подтянуться, перевалив локти и голову на сторону арены.

Чуть правее, Экст прямо задохнулся от восторга, стоял морн. Черная шкура покатого крупа, со стороны Экста была видна лишь задняя часть, расцвечивалась огненно-алыми полосками, в форме языков пламени. Короткий серебряный хвост ничуть не скрывал перевитые тугими мышцами ноги. Нательных рогов, больше всего восхищавших Экста, на этом морне почти не оказалось, только короткие толстые выступы над коленями. Зато все тело морна покрывали продолговатые шестигранные пластины брони, уложенные так, что заходили краями друг на друга. Непробиваемый панцирь, способный одинаково успешно противостоять удару меча и тычку копья.
На спине неуязвимого чудовища крайне неуверенно покачивался молодой, возрастом навряд ли сильно превосходивший Экста, бледнокожий паренек. Именно его нервный, по-девчоночьи визгливый голос и привлек внимание Экста к происходящему. Парнишка ожесточенно спорил с кем-то, скрытым от Экста телом морна. Через странные паузы, во время которых парень разводил руки в стороны, он выдавал оппоненту порции возмущенных проклятий, перемежавшихся жалобными всхлипами.
Впрочем, то, о чем беседовал парень с неизвестным, Экста волновало примерно так же, как таракана волнуют проблемы устройства мироздания. Будто прикованный, Экст не сводил восторженного взгляда с морна, пусть тот и был обращен к своему почитателю далеко не самой выгодной стороной. Незаметно для самого себя Экст заелозил пузом по доскам, подбираясь все ближе и ближе к объекту своего обожания.
Парень на морне резко мотнул головой и спрыгнул за землю, не переставая жаловаться собеседнику и в чем-то его упрекать. Теперь Экст смог различить круглую лысую макушку приземистого властелина Креппа, известного нашумевшими на весь мир попытками вырастить морна по затратам и содержанию не превышающего стоимость обыкновенной лошади. Впрочем, пока неудачно. Но даже сама попытка принесла ему скандальную славу: от желчной ненависти среди своих богатых коллег-властелинов, до бешеной популярности у простого, бедного, но обязательно мечтающего обладать морнами, народа. Крепп размахивал руками перед лицом юноши, едва доставая тому ладонями до переносицы, что-то объясняя и доказывая. Экст не слушал.
Что ему спор каких-то совершенно незнакомых людей, когда вот он - морн, на расстоянии вытянутой руки, прямо под ним. С того самого мгновенья, когда два года назад он забрался в обиталище морнов, ему не удавалось приблизиться к ним ближе, чем на бросок камня. И вот теперь…
Сердце бухало в груди подобно кузнечному молоту. Ощущая скользящий вдоль позвоночника озноб страха и, вместе с тем, млея от собственной смелости, Экст вытянул правую руку в необоримом желании прикоснуться к жесткой серебряной гриве, провести чуткими пальцами вдоль выгнутой шеи, кожей ощутить холод и незыблемую твердость броневых пластин.
То ли кто-то именно в этот момент оперся спиной о забор, то ли сам Экст не рассчитал длинны собственной руки, но, перегнувшись, подобно мартышке на ветке, Экст вдруг ясно ощутил, как его живот, а затем и ноги скользят вдоль неожиданно переставшего быть такой прочной опорой забора. До боли выгнувшись луком, кончиками пальцев левой руки все еще цепляясь за шершавые доски, вытягивая вторую руку как можно дальше, Экст на долю секунды замедлил движение и рухнул-таки с высоты прямо морну на спину.
Демон войны, чья шкура по прочности соперничает с гранитной скалой, к появлению на своей спине маловесного подростка отнесся, как и следовало ожидать, совершенно равнодушно. Крепп с подростком в унисон вздернули головы, разом забыв о споре. Экст же, равно ошеломленный падением и нежданно свалившимся на него счастьем – подумать только, он восседает на спине настоящего морна – приник к широкой твердой спине всем телом, обняв морна руками и ногами.
Парнишка на земле издал возмущенный вопль, руками указывая на невесть откуда взявшегося наездника. Мгновенно подоспевшие помощники уже тянули к Эксту волосатые руки, а тот, упиваясь последними секундами счастья, перед тем как его обязательно стащат на землю и, вполне возможно, жестоко изобьют, гордо выпрямил спину, усаживаясь, словно заправский повелитель, разведя для устойчивости руки в обе стороны.
Всеобщий вздох – стоило Эксту отвести обе ладони от груди, как прямо перед ним заплясал золотистый шарик, разбрасывая вокруг ветвистые, словно зигзаги молний, ослепительные блики. Секундное замешательство, пауза, и шарик маленькой кометой рухнул вниз, без малейшего усилия войдя в тело морна, словно непробиваемых пластин брони на его шкуре и не существовало.
Морн взревел так, что заложило уши. Из его пасти вырвался огненный столб, опалив скакнувшему в сторону бледнокожему парнишке волосы. Ноздри морна выпустили клубы дыма и сажи, мгновенно окрасившей лица стоявших рядом в черные цвета. То, что последовало за этим, оказалось еще ужаснее. Экст почувствовал, как взлетает. Рывок вставшего на дыбы молотящего передними ногами морна вознес Экста прямо на небо. На долю секунды перед Экстом открылось все пространство арены, а люди, окружавшие его, вдруг стали маленькими, словно суетливые муравьи.
Рывок, удар. Экст чуть не скатился со спины морна, изо всех сил вцепившись в жесткую гриву. Морн издал еще один оглушающий рев и с места рванул карьерным галопом. Откуда-то снизу раздавались отчаянные вопли Креппа и одного из помощников, вцепившихся с разных сторон в поводья в напрасной попытке удержать морна. Тот волок на себе людей не замечая их немалого веса.
Тугая струя воздуха чуть не сбросила Экста на землю. Случись такое, никто бы не взялся предсказать последствия. Но Экст титаническим усилием удержался на месте, вцепившись в поводья до побеления ладоней. Все естество внутри него молило остановиться, прервать эту сумасшедшую скачку. Экст разом и на год вперед получил столько впечатлений от морна, что был готов оказаться где угодно, лишь бы не там, где сейчас находился.
Сжимая коленями ходящие ходуном бока морна, Экст рванул поводья на себя. Безумный кульбит, морн вновь поднялся на дыбы, еще раз вознеся Экста в небо над ареной, ошеломляющий толчок, удар, и Экст кубарем скатился с неподвижно замершего морна на руки подоспевших спасателей.
Дальнейшие события он почему-то запомнил плохо. Все воспринималось словно в тумане. И полные ярости крики Креппа и жесткий, пронзительный, не предвещающий ничего хорошего взгляд прибежавшего на шум отца. И правое ухо горело так нестерпимо, что лечь на бок Эксту не удавалось еще, по крайней мере, неделю.
Но ни одна из сегодняшних и будущих неприятностей не стоила и крупинки того, что Экст ощущал внутри себя. Не требовалось никакого морна, чтобы вознести сейчас Экста на недосягаемую ни одному человеку высоту. Что там полет над ареной! Мгновения своего триумфа Экст переживал снова и снова, до тех пор, пока не обнаружил, что отец, размашисто шагая и чуть не выворачивая непутевому отпрыску руку, вытащил его уже почти за территорию, отведенную городом под ежегодное состязание. По заострившемуся мрачному лицу отца сын ясно видел, что тот думает о его эскападах.
Экст изо всех сил уперся подошвами в землю.
- Ты же обещал! – Экст издал вопль такой силы, что распугал сидящих на крышах голубей.
Отец в ответ еще сильнее рванул, волоча сына прочь. Исполнять данное в шутку обещание он явно не собирался.
- Ты обещал! Обещал-обещал-обещал! – Экст извивался в крепких отцовских руках, не замечая ухмылок встречных прохожих. С их точки зрения все обстояло как надо: строгий отец наказывал капризного и, скорее всего ничем не заслужившего исполнения желаний, сына. Экст же, прекрасно сознавая, что невероятным образом исполнил требуемое отцом, ни в какую не хотел принимать отказа. Отец хмурился, мрачнел с каждой минутой, но не останавливался.
В вопли "обещал-обещал-обещал" Экст вливал уже порядочную толику слез, но все же, по некотором размышлении, решил не реветь в голос. Слезы недостойны будущего повелителя морна. И в тот самый момент, когда Экст уже совсем решил сбежать назавтра из дому, чтобы в одиночку, не оглядываясь на равнодушного к сыну отца, добиваться исполнения заветного желания, отец толкнул отпрыска в нишу между городскими воротами и караульной будкой. Приказ оставаться на месте был отдан таким страшным голосом, что Экст не посмел воспротивиться. Повернувшись на пятках, отец скрылся в городско толчее.
Экст, размазывая по лицу непрошенные сопли, принялся размышлять о способе обретения морна.
Как же все оказалось бы просто, случись это всего лишь несколько лет назад. Как и любой подросток, Экст считал, что опоздал с рождением, и из этого прискорбного недочета проистекали все его неприятности. С другой стороны, в рассуждениях Экста присутствовала толика правды. Обнаружь он способности повелителя в годы войны, его понесли бы на руках, а не презрительно вытолкали с арены, изодрав уши в клочья. "Что с того, что в мальчонке обнаружился редкий дар? Лично мне на это, вот так…" – плевок Креппа хотя и не был направлен в сторону Экста, обжог ему душу смертельным оскорблением.
Даром морна никто не отдаст. Экст прикинул размеры своей копилки, и еще больше повесил голову. За свои сокровища он смог бы купить разве что копыто. Одно из четырех, но никак уж не два и не три. Мысли Экста метались подобно крысе, попавшей в клетку: он перебирал все, начиная с убийства Креппа и завладевания морном силой, до организации хитрейшей кражи, в результате которой никто совершенно не заметит пропажи одного единственного морна. В конце концов, удалось же королю (слава королю!), похитить морнов у непримиримых врагов - эльфов. Почему же он, Экст, должен оказаться слабее?
За разработкой столь грандиозных планов и застал его вернувшийся отец, одним махом выдернувший сына из полумрака щели на солнечный свет.
- Никто! - удерживая сына за шиворот, приблизив лицо на расстояние каких-то пары сантиметров к лицу Экста, отец не говорил, шипел, еле сдерживаясь. – Никто, не смеет обвинить меня во лжи! Тем более, мой собственный сын! Запомни это! Отныне, заботиться о нем ты будешь только сам!
Толчком отправив сына чуть не под колеса огромного фургона, который с трудом волокли два тяжеловоза, отец в который раз повернулся к сыну спиной, размашисто отмеряя ногами дорогу.
Не было нужды слышать тяжелое дыхание и редкие всхрапы, тяжелый перестук копыт, доносившиеся из-за стенок фургона, обонять тяжелый запах горячего металла, видеть, с каким усилием волокут фургон мощные першероны.
Экст задохнулся не найдя слов. А в следующий миг метнулся отцу вдогонку, с силой зарывшись лицом в полы его старой, потертой куртки, стиснув объятия так, что захрустели суставы. Экст понял, что совершил ради него отец.
Жаль только, что его восторга не разделяли ни мать, ни братья. Тяжелый разговор состоялся на кухне в тот же вечер. Виновник томился под дверью, пока родители со старшими братьями горячо обсуждали случившееся. Какую угодно порку Экст бы перенес, лишь бы не видеть раскрасневшегося от слез материнского лица.
Но постепенно как-то все успокоилось. Полуголодная зима, отец отдал за морна все сбережения за несколько лет, прошла. Вытянули, пересидели. Благо земля-матушка не оставила вверивших ей свои судьбы. Доля фермера тяжела, но и смерть от голода не страшна тем, кто кланяется землице с раннего утра до поздней ночи. Кое-какие запасы остались еще с прошлого года, что-то не продали, на чем-то сэкономили. Экст привык к злым, вечно голодным взглядам братьев, угрюмому молчанию отца. Второе обещание отца оказалось не слабее первого. Он сам и братья работали на износ, но никто и пальцем не пошевелил, чтобы помочь Эксту. Хочешь морна? Будь любезен прокормить его сам.
Экст вставал наравне со взрослыми, и наравне с ними работал целый день в поле. Каждую, даже самую мелкую монетку, отец честно следил за объемами выполненной работы и справедливо делил доходы с проданного урожая, Экст тратил на корм морну. Голодная зима нехорошо отразилась и на нем, но морн успешно дотянул до весны, пусть и сильно потеряв в силе и весе.
Нельзя сказать, что взрослая жизнь угнетала маленького Экста. Ведь он самолично перечеркнул свое детство в день обретения морна. Но стоило лишь забраться на жесткую спину, развести в привычном жесте ладони, вынимая из собственной груди золотистый шарик энергии и вбрасывая его в морна, как все неприятности разом оставались за спиной, безнадежно отставая, неспособные угнаться за стремительным морном.
Лишь одного Экст вынести не смог – почерневших от работы, истончившихся покрытых, как сухие ветки можжевельника заскорузлой корой, морщинами материнских рук. К следующей зиме Экст принял твердое решение покинуть родительский дом и искать счастья среди городской суеты, избавив родителей от лишнего рта.
Услуги курьера, строителя, помощника кузнеца (Экст четыре месяца выбивался из сил круглосуточно вращая ворот с мехами для раздувания горна), сторожа и мойщика полов в трактире, пользовались спросом, но не могли обеспечить сносное существование морна. Экст кочевал из города в город, перебиваясь, чем только возможно. Реальных вариантов разбогатеть он видел только два: армия – городские гвардейцы неплохо одевались и частенько звенели золотом в трактирах, где Эксту приходилось драить полы, и занятия магией – волшебники смотрели на прочий люд с высокомерным презрением зажравшихся богатеев. Но для того, чтобы вступить в армию, Эксту пришлось бы отказаться от всего. Традиционно солдат, принимающий присягу королю, должен быть гол и содержаться лишь за счет королевских дотаций, дабы всегда четко знал, кому служит и за чей счет существует. Расстаться с морном даже на короткий срок Экст не мог. Магическим же даром, в противоположность дару повелителя, он не обладал. Способности же Экста ценились магами в пучок за пятачок, так как практической пользы от них наблюдалось немногим больше, чем от назойливой мухи, вьющейся вокруг волшебного кристалла.
Экст безуспешно кочевал из города в город, пока совершенно случайно не нашел более-менее приемлемую работу переписчиком в университетской магической библиотеке. Пусть он и не понимал начертанных на тонких пергаментах рун, но у Экста оказалась твердая рука и цепкий глаз, позволяющие ему копировать рукописи с должной точностью. Общие познания в грамоте, как же Экст благодарил предусмотрительных родителей, вбивших в непутевую голову основы образования, позволяли ему заносить на бумагу и устные сообщения, записанные в магические кристаллы. Миллионером Экст, конечно, не стал, но на сносную жизнь хватало, и он умудрялся даже время от времени отсылать кое-какие сбережения на ферму родителей.
Несколько лет прошли спокойно, и Экст привык к такой размеренной однообразной жизни. И сейчас, мрачно сверля взглядом желтые квадраты солнечных лучей на полу, он мечтал лишь о том, чтобы поскорее разобраться с очередными проблемами и вернуться домой, в старую съемную комнатушку, где его ждали недописанные пергаменты, взятые из библиотеки, для работы сверхурочно.


Tags: (xxl), пересекая черту, творчество
Subscribe

  • Вспоминательское :)

    - А ты кто такой, откуда приехал? - С того берега моря. Оседлал хромую блоху и приехал. - Море что, лужа? - Может и лужа, только ту лужу орел не…

  • Детское )

    - Смотрю с ребенком мультсериал "Барбоскины" и недоумеваю: Дружок - типичная овчарка. Роза - пудель крашеный. Лиза - натуральный такс. Генка -…

  • Предметное :)

    - Я - настоящий клептоман! - Мой пылесос - настоящий клептоман. А ты, так, ручкокрад.

Comments for this post were disabled by the author