Korchy (korchy) wrote,
Korchy
korchy

Процент с искусства

- Здравствуйте, Александр Сергеевич.
Человек на диване от неожиданности подпрыгнул, чуть не уронив ноутбук, который держал на коленях. Сползшие на нос очки, расширенные глаза, заметавшиеся в беспорядке руки подчеркивали охватившее его изумление пополам со страхом. Старинные часы в углу мерно пробили двенадцать.
- К-кто вы? – Александр Сергеевич не мог оторвать взгляд от высокого худого мужчины, облокотившегося на подоконник.
- Ну-ну, не надо так волноваться, - мужчина сел на подоконник, повернувшись к Александру боком, согнув правую ногу в колене и свесив левую, слегка ей покачивая. Лицо посетителя, такое же тонкое, как и фигура, с черными глубокими глазами и острой бородкой-эспаньолкой, осталось повернуто к собеседнику.
Из кармана стильного красного пиджака мужчина выудил золотой портсигар. Чиркнул спичкой по подошве лакированного до блеска ботинка. По комнате поплыл крепкий запах дорогого табака.
- Я даже удивлен, - сигарета совершенно не мешала ему говорить, голос оставался таким же ровным и бархатным. – Вы столько раз описывали меня в своих романах, что я уже привык считать себя вашим старым знакомым. А теперь не узнаете? А нет, вижу, узнали. Только не нужно резких жестов, пожалуйста.
Руки Александра Сергеевича опустились, не завершив креста.
- З-зачем вы здесь? – писатель все никак не мог совладать с голосовыми связками.
- Ну что за странные вопросы, - поморщился мужчина. – Напомнить Фауста?

- Моя душа? – проблеял Александр.
- Да я бы рад, конечно, - легкая усмешка. – Но сей товар не выгоден к торговле. Ну, посудите сами, подпишем договор мы о душе, а после заживете вы жизнью праведника, пересилив многократно совершенный грех. И что? Мне бегать по судам, трясти бумажкой? Увольте.
- Тогда зачем же…?
- Давайте так, чтобы избегнуть недопонимания, ну и избавиться от слишком громких слов: я – Заказчик. И принимайте меня лишь в этом качестве и так меня, пожалуйста, и называйте. Хочу я заказать у вас роман. Название, действующие лица – на ваше усмотрение. Но стержень я задам самолично.
- Конечно, о победе зла над силой света? – профессиональная тема вернула Александру Сергеевичу уверенность в голосе.
- Не обязательно, - Заказчик махнул рукой. – Решайте сами. Но мне нужен герой. Сильный герой. Герой, который добьется успеха, не взирая ни на какие препятствия. Ни на какие! Понимаете меня?
- О да, это будет доблестный рыцарь, - глаза Александра Сергеевича заблестели. – Он сразит бессмертного дракона. Или он окажется бесстрашным космопроходцем, прокладывающим путь сквозь враждебные звезды…
- Нет, вы не поняли идеи, - Заказчик бесцеремонно прервал полет писательской фантазии. – Такой макулатуры пруд пруди. Пусть будут драконы и звезды, пусть. Но мой герой должен перешагнуть даже то, что встает на пути рыцарей и звездолетчиков. Через бытовые, жизненные проблемы. Через то, что окружает его, как окружает любого из нас. Он должен вырваться, стать неизмеримо выше, сильнее. Такой герой мне нужен, понимаете?
- Да, в этом что-то есть, - писатель стиснул подбородок. – Тогда это современный бизнесмен. Пробивной. Сильный. И, несомненно, удачливый.
- А в качестве оплаты я обещаю вам мировую известность и невиданные тиражи. Вы станете богатым и знаменитым. Что есть у вас сейчас? Тираж в две тысячи? Я обещаю, мой герой перешагнет миллиард. Ну, как, подписываем договор?
- Кровью?
- Оставьте эти глупые шаблоны. Ну, в средние века, я понимаю, когда чернила не достать. Но в двадцать первом веке? – Заказчик протянул Александру Сергеевичу золотую ручку. – Прошу.
- Но что получите с этого лично вы?
- Я? Процент. Но не волнуйтесь, вас это не коснется. Мой процент заложен в роман.
- А можно мне еще… - Александр Сергеевич заколебался. – Я бы хотел узнать… потом… когда состарюсь… О следе. О том, что сделал я, как повлиял…
- Вам мало золота и славы? – изумился Заказчик. – Ну что же, думаю, мы впишем этот пункт. Прошу.
Писатель подписался.
И сел работать. От рассвета до рассвета.
А за окном цвета менялись. На смену белому пришел зеленый. За ним нагрянул желтого огонь. И, потускнев, сменился красным. И снова белым покрывалом смыло цвет. Так хороводом год за годом летело время. Под мерный стрекот клавиш ноутбука.
- Замечательная серия, Александр Сергеевич.
Старик подпрыгнул на диване, разметав по плечам седые волосы, подслеповато моргая.
Заказчик положил толстую книгу в глянцевой суперобложке на высокую стопку таких же томов. Все такой же сухощавый, в красном пиджаке и лакированных туфлях. С сигаретой в зубах и запахом табака ничуть не напоминающим запах серы.
- Из нас с вами получился отличный писательский тандем, не так ли?
- З-зачем вы здесь? – пролепетал старик.
- Ну, как же, у нас ведь договор. Вы свою часть исполнили с блеском. Я тоже, вроде бы, - он оглядел шикарную обстановку комнаты, совершенно не похожую на ту серость, что окружала писателя в молодости. – Но за мной остался еще один должок. Ваша не совсем ординарная просьба.
- И вы действительно можете показать, как отразилось все это, - старик кивнул на неровную стопку. – В мире?
- Конечно, если вы сами этого все еще хотите, - Заказчик вытащил из внутреннего кармана пульт, похожий на телевизионный. – Помните, был фильм, "С пультом по жизни"?
Заказчик протянул старику руку.
- Ну что, поехали?
Тот нерешительно коснулся раскрытой ладони. Заказчик нажал на пульте цифру один.
Мгновение головокружения, и они оказались на крыше здания. Спиной к ним на самом краю стоял пожилой мужчина в сером костюме. Ветер трепал его полы, мужчина, не отрываясь, смотрел вниз на мостовую. Не меняя позы, каким-то деревянным движением вытянул вперед ногу.
Александр Сергеевич суматошно ринулся вперед, в попытке перехватить, но его руки ухватили лишь воздух. Заказчик мгновенно оказался рядом, поддержав старика.
Сердце писателя суматошно билось, пальцы намертво вжались в кулаки. Александр Сергеевич не мог оторвать взгляд от дороги с черным пятнышком распростертого тела.
- Промашка получилась, - произнес Заказчик. – Сейчас исправим.
Он нажал на пульте кнопку с обратной стрелкой, и все вокруг пришло в движение. Как в фильме, пущенном задом наперед. Александр Сергеевич смотрел, как возвращается на крышу мужчина в костюме, как спиной отходит от края, спускается с лестницы, идет по тротуару. Писатель и Заказчик каким-то непостижимым образом, оставаясь неощутимыми для окружающих, перемещались следом.
- А вот здесь уже интересно, - пробормотал Заказчик и нажал на пульте кнопку воспроизведения.
Время вернулось к нормальному течению.
Александр Сергеевич едва успел посторониться от тяжелых дубовых дверей открывающегося кабинета, из которого вышли два полных бизнесмена. Практически следом за пожилым мужчиной в серном костюме. Бизнесмен потолще хлопал по спине своего краснолицего коллегу.
- Я же тебе говорил – он лох! Ну лох, точно. Лох!
- Удивляюсь я нашим людям, - вторил краснолицый. – Вот так взять и подписать все документы. Этот его бизнес, он же всю жизнь на него горбатился.
- Я тебе говорю – лох! – толстяк зашелся в сдавленном хохоте. – Было ваше, стало наше. Подписал документики? Подписал. А не надо лохом быть! Мне плевать, что он жизнь на это положил. Лохов надо учить! Чтобы не были лохами.
- Страница двести семьдесят вторая, параграф пятый, - прошептал Заказчик.
- Я тебе вот что скажу, - надрывался толстый. – Если ты не умеешь вести переговоры, если у тебя нет личного юриста, если у тебя не хватает мозгов прочитать мелкий шрифт, если ты ничего не понимаешь в документе, но подписываешь, положившись лишь на красивые слова – ты лох. А лоха не жалко. Пусть идет канавы копает. А его бизнесом буду распоряжаться я. Потому что я - не лох! А лохов я делал, и буду делать. Лохов не жалко.
Александр Сергеевич, находясь в какой-то прострации, не мог оторвать взгляда от удаляющихся спин.
- Но я же… они же… - бормотал он сквозь непослушные губы.
- Здесь ничего интересного больше нет, - подвел черту Заказчик, нажимая на пульте цифру два. – Поехали.
Мгновение головокружения повторилось, и Александр Сергеевич обнаружил себя на оживленном проспекте. Уши заполнил шум машин, мчащихся мимо, а ноздри – пыль и копоть душного летнего городского дня. Александр Сергеевич споткнулся, суматошно взмахнув руками, едва не налетев на женщину в оборванном платке землистого цвета. Встретившись с ее пустыми глазами и увидев протянутую руку, писатель отпрянул. Мимо уличных попрошаек он проходил, не оглядываясь, еще в те времена, когда был неизвестен.
- Опять проскочили, - досадливо буркнул Заказчик, включая перемотку времени.
Течение жизни вернулось в обычное русло лишь, когда писатель и Заказчик оказались в кабинете одного из городских офисов. Александр Сергеевич с трудом узнал в подтянутой женщине в строгом костюме уличную попрошайку. Женщина, склонив голову, стояла перед выгнутым полумесяцем столом, за которым в глубоком кресле сидела молодая девушка начальственного вида. Секретарша справа от нее стучала по клавишам компьютера.
Александр Сергеевич, уже освоившись с собственной невидимостью, приблизился, чтобы расслышать диалог. Женщина просила:
- Но поверьте, это не наша вина. Мы получили проект только на прошлой неделе. Просто физически невозможно был закончить…
- Я не желаю слышать никаких оправданий, - стальные нотки в голосе начальственной девушки не оставляли надежды на снисхождение. – Вы понимаете, какой убыток фирме принесли? Этот контракт стоил два с половиной миллиона. И что я имею от вас? Невнятный лепет!
- Но…
- Никаких "но"! Лично за проект отвечаете вы. С вас лично эта сумма и будет удержана.
- Но я же… - женщина смертельно побледнела.
- Никаких оправданий не принимается! С завтрашнего дня ваша зарплата урезается до тех пор, пока вы не покроете разницу.
- Прошу вас, не делайте этого. У меня четверо детей, я мать-одиночка…
- Личными проблемами вы можете заниматься в свободное от работы время, - отрубила начальница. – Корпорации это не касается. Все, вы свободны.
- Прошу вас… - по лицу женщины текли слезы, дрожащие пальцы впились в столешницу.
- Немедленно прекратите истерику и покиньте мой кабинет! Иначе дело может не ограничиться сокращением зарплаты. Ну! Немедленно!
Нетвердо ступая, женщина вышла.
- Может, не нужно было так строго? – подала голос секретарша.
- Милочка моя, - голос начальницы непререкаем. – Только так с ними и надо. Это же офисный планктон. Бараны. Негры. Нельзя, ни в коем случае нельзя давать слабину. Только так.
- Страница четыреста первая, параграф третий, и далее, - шепнул Заказчик на ухо Александру Сергеевичу.
- Но может она и правда многодетная?
- И что? Милочка моя, она будет тут нам нюни распускать, а мы прибыль из-за нее терять? Мы – элита. Мы создаем креатив, ведем переговоры с заказчиком, договариваемся, заключаем сделки. И из-за какой-то коровы теперь на бобах? Ты даже не представляешь, какие это деньги! Нет, знаешь, я этого так не оставлю.
Начальница достала из сумочки мобильник и набрала номер.
- Да, это я, - ее тон сменился с рычания на мурлыканье. – У меня к тебе просьба. Да, знаю. А ты знаешь, что это все благодаря мне? Только мне одной? Правильно, что ценишь. Так вот, о просьбе, есть тут корова одна, в отделе разработок, вопрос, я думаю, скоро встанет так: или она или я. Конечно, я знаю, что без меня никуда. Да, и сделай так, чтобы работу она себе больше не нашла. Ладненько? Чао.
- Вот так, учись. Только так с ними и надо, - довольно бросила начальница, убрав телефон. – Только так.
Александр Сергеевич стоял ни жив ни мертв, пока знакомое головокружение не захватило его снова. Очнулся он перед стеклянной витриной супермаркета за линией взявших магазин в оцепление солдат спецназа. Не успел писатель оглядеться, как изнутри послышался надрывный вопль:
- Мне терять нечего!
Боевики в ту же секунду открыли огонь. Пули затрещали по стеклу витрины, но мгновением позже все звуки перекрыл громовой взрыв, и шквал огня и пыли покатился от разом просевшего магазина.
- Барахлит что-то сегодня, - Заказчик похлопал пультом по ладони. – Придется опять отматывать.
Огненный вихрь втянулся обратно в магазин, фигурки людей устремились в обратном направлении. Время откатывалось назад.
- Ага, вот здесь, - буркнул Заказчик.
Александр Сергеевич огляделся. Снова кабинет, обшарпанная казенная обстановка. Посередине стоят двое: молодой парень и пожилой полный мужчина в черной судейской мантии.
- Но как такое вообще может быть? – парень жестикулирует, заламывая руки. – Моя мать пострадала на их производстве. Утечка препарата тоже произошла по их вине. Ей нужна операция. Немедленно. Если протянуть еще неделю, будет поздно. И они отказываются выплатить компенсацию?
- Молодой человек, - судья покровительственно похлопывает парня по плечу. – Вы хотите откровенно? Я более чем уверен, что сегодняшняя судебная комиссия вынесет отказ.
- Но почему? Неужели нет справедливости в этом мире?
- Оставьте, молодой человек, - отмахивается судья. – Оставьте эти красивые слова для дешевых романов. Вы просили у меня откровенного разговора. Так вот, в любом противостоянии все решает сила. Сила слов, денег, власти. Что есть из перечисленного у вас? А у корпорации, с которой вы судитесь?
- Но не может быть, чтобы все решали деньги, - парень чуть не кричит.
- Страница шестьсот шестнадцатая, с самого начала, - бормочет Заказчик.
- Не только деньги. Сила, - судья спокоен. – Посмотрите для примера на меня. Я всего в жизни добился сам. Я начал с низов и шел вверх по лестнице. Да, иногда ступая по головам. Но нельзя, как говорится, приготовить омлет… ну, вы понимаете. Теперь в моих руках власть. А что в это время делали вы и ваша мать? Наемные работники. У вас нет ни силы, ни устремлений. И сейчас вы, не оторвавшись от дна ни на дюйм, не приподняв головы, пытаетесь кричать о справедливости? А скажите, кто вас будет слушать? Для тех, кто обладает силой вы никто. Вы просто подумайте, огромная корпорация, миллиардные обороты. И вы со своими проблемами. Я более чем уверен в исходе заседания.
- Но, может быть, вы лично нам поможете? Я не себе прошу, человек умирает!
- Вы просили разговора, и я пошел вам на встречу. Почему же вы думаете, что я откажу в беседе и представителю корпорации? А, думаю, их доводы окажутся сильнее. Гораздо сильнее. Встретимся на заседании, молодой человек…
- Хватит! – закричал Александр Сергеевич.
- Вы признаете договор исполненным? – спросил Заказчик. – С моей стороны?
- Хватит! Хватит-хватит-хватит!
Александр Сергеевич не заметил, что исступленно молотит кулаками уже по спинке собственного любимого дивана.
- Александр Сергеевич, ну возьмите же себя в руки, - голос Заказчика звучал укоряюще.
- Я не хотел этого! Вы обманули меня!
- Ну что вы, - Заказчик махнул рукой. – Это люди все время стараются обмануть меня. Я же лишь выполняю договор. И получаю процент.
- Процент?! – взвыл писатель. – Да посмотрите, сколько зла в мире сделал этот ваш успешный герой!
- Сам герой не делал зла, не перевирайте свою же книгу, - возразил Заказчик. – Герой это всего лишь инвестиция. Инвестиция в искусство. Одно зерно, зато какой урожай! Строгая начальница, судья, толстяки-бизнесмены. И это далеко не все. Еще многие и многие из тех, кто прочитал ваш роман.
- И вообще, вам нечего стыдится, - продолжил он после паузы. – Вы всего лишь написали книгу. А как поступать, люди решают сами.
- Нет! Больше тебе не смутить меня, проклятый змей! Я напишу еще одну книгу. Настоящую книгу. В которой я расскажу все!
- Тираж в две тысячи экземпляров? – усмехнулся Заказчик. – Прощайте Александр Сергеевич.
Писатель зарылся лицом в подушку, пряча слезы. Еще минуту его по стариковски острые лопатки конвульсивно вздрагивали, но скоро затихли. Александр Сергеевич замер.
Нетвердая рука, в синих прожилках вен, дернулась. Согнутые пальцы нащупали панель ноутбука, потянули к себе, перевернули. Угнездились в привычной позиции над клавиатурой. Александр Сергеевич оторвался от мокрой подушки:
- Пусть две тысячи, пусть даже одна. Пусть даже это прочтет всего лишь один человек. Пусть прочтет!
Tags: творчество
Subscribe

  • Новости и объявления

    Администрация УОКФ поздравляет пилотов с 12 апреля - Днем космонавтики!

  • Новости и объявления

    После долгого перерыва УОКФ спешит порадовать капитанов очередным обновлением. В механику игры внесены важные изменения. Проведена техническая…

  • Новости и объявления

    Администрация УОКФ поздравляет пилотов с днем космонавтики.

Comments for this post were disabled by the author